December 3rd, 2010

мерзавец

мальчиковое

Друзья имеют свойство теряться и мне бесконечно жаль, что это так.
Дима Бакуров, по прозвищу "Дым", старый друг, один из любимых друзей. Мы познокомились с ним в Горном институте, году в 93-м, на одной из безбашенных вечеринок в "Горняцкой правде". Я уже описывал один эпизод из той жизни. И Дым в нем тоже участвовал - именно он должен был старушку сопровождать, но увидев меня возле метро, Дима хитро улыбнулся:
- Саша, мне надо бежать. И, старик... Тебя ждет прикольный вечер.
Сказал и смылся.

Итак, мы познакомились на вечеринке в "Горняцкой правде". Просто оказались соседями за столом. Я спросил его:
- Ты откуда?
А он ответил что-то, я уже не помню что, но по всему выходило, что мы земляки. И тогда я сказал:
- Пожалуй нам с тобой нужно за это выпить. И не один раз.
Дыму, понравилось, как я это сказал и мы выпили. И конечно не один раз. А потом еще много раз.

Не знаю точно, что делает друзей друзьями. Совместные переживания, возможно. Но, полагаю, просто переживаний не достаточно. Мне кажется, что эти переживания должны быть, как минимум, разными по эмоциональному окрасу. Не становятся же друзьями все наши собутыльники или люди, с которыми нам было только весело.

Это лучше на примерах.
Для начала, были моменты, когда я Дыма ненавидел:
Я помню, как мы оба строили девушке Ане, по прозвищу "Баба-Яга" глазки. И каждый из нас хотел уложить ее в кроватку, потому что Аня была очень манящая питерская девочка. Аня грамотно строил глазки в ответ, но никому ничего не обещала. А потом я вдруг узнал, что они с Дымом тайно трахаются. Друзья, блядь, называются! Я сказал Дыму, что я его ненавижу, а он смущенно улыбаясь говорил: "Ну, Саша, ну что ты в самом деле?!". Но я все-равно его ненавидел.

Или, в другой раз, после продолжительной тусовки, мы ввалились к какому-то знакомому домой, уставшие и голодные. И пока Дима где-то отвлекался, я нашел еду в доме этого приятеля и всю ее съел. Ничего не оставил другу. Мне до сих пор стыдно за это. Стыдно так, что я и до сих пор, время от времени, переживаю за этот свой поступок.

Веселого тоже было много, но много не веселого и не грустного, просто приключений. Начиная с того, как мы ходили по Всеволожску гарланя псевдорусские народные песни, а потом валялись в траве на пустыре, смотрели в небо и курили. Мы так делали не потому что были пьяные, а просто настроение такое было. Ну, и выпили конечно.

А однажды Дым пропивал деньги газеты "Деловое обозрение", потому что я был грустен и он хотел меня развеселить. В самом деле, чтобы помочь мне, он натурально открыл сейф, достал бабло отложенное на печать номера и сказал: "Сходи за бухлом, Саня. Кто платит - тот не носит".

И заканчивая, тем, как его тогдашняя жена тыкала мне в лицо указательным пальцем: "Что, Саша, все сделал, чтобы нас разлучить?" Я от обвинения, натурально, охуел и заткнулся. А она все наступала на меня выкрикавая мне обидное и обличительное. Дима тогда извинялся передо мной. А я и не обиделся совсем, просто было странно. "Ничего, старик.- Отвечал я ему. - Не за что"
И правда, не за что было.

Сейчас мы почти не общаемся. Меньше чем раз в полгода. Он в Питере - я в Москве. У меня работа. У Димы две дочери и, последний раз когда мы общались, он воспитывал их в одиночку. Мы как-будто долго ехали в одном купе, а потом каждый пересел в свой поезд. Понятное дело. Такова жизнь.

Но я скучаю по нему.