July 1st, 2010

мерзавец

вспомнилось что-то

Однажды много лет назад (17 или 16) в Питере, я гулял по крышам с девушкой. Никогда прежде я ее не видел, никогда после этого с ней не встречался. Внешности я ее не разглядел, поскольку гуляли мы ночью.
Собственно, тогда это у меня было в первый раз. С него и начались мои прогулки по крышам улицы Пушкинской, потом я много раз водил туда и друзей, и подруг. И вот что интересно: я ведь боюсь высоты, а там страх чем-то нивелировался. Такие дела.


Вот нашел фоту некоего А.Лебедева. Как раз оттуда. Но не из тогда.

Но в эту первую прогулку я высоты боялся на полную катушку. Девушка просекла это и специально, чтобы подразнить меня, подходила к самому краю крыши и смотрела на мою реакцию. Реакция была такая: я садился на корточки, сжимался весь и старался не смотреть на то, как девушка стоит на краю крыши.

Во всем этом присутствует романтический момент: ночь, Питер, крыши, девушка, я. Но мы не целовались и ничего такого. Я временами думаю, что мы не целовались потому что нам это не надо было или что-то в этом духе, но, на самом деле, я не знаю почему мы не целовались. На самом деле, может быть нам и надо было бы целоваться. Но вот не случилось. Однако эмоций было и без того, дело в том, что девушка не просто так гуляла по крышам - она прощалась с Питером.
Она тогда сказала: "Я завтра уезжаю в Лондон. Учиться. На очень долго." И я почувствовал ее грусть и тоску. Хотя ни то, ни другое оценить не сумел. Блин, в Лондон человек уезжает. Учиться! Не в хутор "Садовый" колхоза "Овощевод", мягко говоря.

Ладно. Смог я там оценить или нет - не важно. Важно то, что в тот вечер я был с ней и с ней прощался с ее Питером. И конечно, разделял вместе с девушкой ее тоску и грусть. А потом она уехала в Лондон, а я остался с частью ее грусти и тоски. Такие дела.

И потом, каждый раз когда я испытывал эти чувства, я вспоминал эти крыши, девушку, себя и думал: Господи, какая же ты счастливая. Как было бы здорово, ощущая тоску и грусть уехать в какой-нибудь Лондон. Как же невыносимо муторно переживать и то, и другое не меняя города и уклада. Не меняя ничего.

А крыши те остались (не все), хотя, как на них попасть я уже не знаю - выхода через дом с Пушкинской-10 больше не существует.

И, кстати, та ночь закончилась прикольно: к нам прибился (мы тогда уже спустились с крыш) вокалист группы Легион(что за группа?), который пропел мне полностью "jesus christ superstar" великого Уэббера.
Очень хорошо пропел, да.